..50 лет альбому chicago

3 Comments

Chicago Transit Authority – <> 1969 (Full Album) 2 LP
продолжительность = 0.42 мин.


..50 ЛЕТ АЛЬБОМУ CHICAGO TRANSIT AUTHORITY !!!!!!!

Дебютный студийный одноимённый двойной альбом американской джаз-рок-группы CHICAGO TRANSIT AUTHORITY (Чикагское Управление городского транспорта, – позже переименованной в Chicago) был впервые выпущен в США 28 апреля 1969 года на лейбле Columbia Records 8 !!!!!!!!

Если большинство поп-звезд, появившихся в 1960-х, говорили, что источником их вдохновения был Элвис Пресли, то у Уолтера Паразайдера совсем другой случай. “Я начал играть на кларнете в девять лет после того, как увидел Бенни Гудмана в программе Эда Салливана.” Паразайдер, отец которого был профессиональным музыкантом, упорно практиковался на кларнете, саксофоне и других духовых, планируя сделать карьеру в Чикагском Симфоническом оркестре.
В то же время ему нравилось, когда в рок-н-рольной группе неожиданно выскакивают девчонки и играют на саксофоне. А летом 1966 Битлз выпустили альбом Revolver, где была песня “Got To Get You Into My Life”, в которой сочно прозвучали две трубы и два тенор-саксофона. Тогда Паразайдер и загорелся идеей создать рок-группу с трубами. На первые репетиции собирались у него дома. В группу вошли студенты нескольких чикагских университетов.
Группа сменила несколько названий (The Missing Links – Недостающие ссылки, The Big Thing – Большое, многообещающее дело, The Big Sounds – Большие звуки) и играла в местных ночных клубах популярные мелодии из Топ 40 американского хит-парада. В группу вошли: Уолтер Паразайдер (кларнет, саксофон, флейта и т.п.), гитарист Терри Кат, барабанщик Дэнни Серафин, тромбонист Джеймс Панкоу, трубач Ли Лафнейн и клавишник Роберт Ламм. Основными вокалистами были Ламм и Кат, у обоих были баритоны, и группе не хватало певца – тенора. Тенора нашли в лице бас-гитариста Питера Сетера. Группа стремилась объять необъятное, играя все разнообразие жанров, популярных в Чикаго – городе, прославленном своим джазом, ритм-н-блюзом и соулом. Рок-н-рольная группа с дудками – это было нечто необычное в то время.
В 1968-ом ими заинтересовался продюсер Джеймс Уильям Гэрсио, знакомый музыкантам по университету. Группа уверенно играла необычную смесь жанров, и Гэрсия почувствовал за ними успех. Он предложил ребятам подготовить собственный материал и быть готовыми переехать в Лос-Анджелес. Тогда же Гэрсио переименовал группу в Chicago Transit Authority – Чикагское Управление городского транспорта, автобусами которого он пользовался, когда учился в школе. У музыкантов в то время был творческий подъём. Кат, Панкоу и особенно Ламм сочинили массу собственных песен. Ламм как раз перед отъездом написал будущие хиты группы – “Questions 67 and 68” и “Does Anybody Really Know What Time It Is?”
“Гэрсио снял небольшой двухспаленный дом около Hollywood Freeway и сообщил нам, что всё готово,” – вспоминает Панкоу. “Мы переехали туда в июне 1968-го. Сели в арендованные трейлеры и покатили через всю страну. Те из нас, кто был женат, оставили жён дома, потому что не могли себе позволить перевезти сразу семью. Соседи по дому звонили нам по пять раз в день, потому что мы репетировали день и ночь.”
Группа начала регулярно играть в Лос-Анджелесе и окрестностях. “Я помню нам платили 15-20 долларов в разных пивнушках по пригородам Лос-Анджелеса,” – вспоминает Паразайдер. Но кроме денег, группа обретала себе новых поклонников, среди которых был 16-летний Трис Имбоден, увлекавшийся серфингом и игрой на барабанах. “Я помню, пришел как-то в Shrine Auditorium,” – вспоминает Имбоден, – “посмотреть Procol Harum. Там должны были выступать ещё Артур Ли с его группой Love. Я зашёл, смотрю: а на другой сцене играет какая-то группа с дудками. Чувак, я просто застыл на месте! Это было лучшее из всего, что я слышал, потому что у них была смесь из всего, что я любил: R&B, джаз и рок-н-ролл. И вокалисты у них были сильные – Роберт, Терри и конечно же Питер. Дэнни Серафин был тогда в ударе и конечно же привлёк мое внимание. Я спрашивал всех: “Кто это? Кто это?” Мне отвечали: Chicago Transit Authority. Если б кто-нибудь тогда сказал мне: “Трис, в один прекрасный день ты станешь ударником этой группы”, я ответил бы: “О да! А ещё я стану Наполеоном.” Ни за что бы не поверил.” Это заняло 22 года, но всё же Трис Имбоден стал барабанщиком Chicago.
Согласно договоренности с Columbia Records, Гэрсио имел возможность трижды показать представителям фирмы исполнителя-кандидата на контракт. В первый раз Гэрсио показал группу в августе 1968-го выступавших в знаменитом клубе на Сансет Стрип – Whisky-A-Go-Go. Columbia отказала. Через месяц опять отказала. Дело принимало трудный оборот.
Ударник Дэнни Серафин интересно пишет про это время:
“Гэрсио подписал с CBS договор, который давал ему возможность устроить три демонстрационных концерта. Он не терял времени даром и зарезервировал клуб “Виски” для менеджеров из отдела CBS по Западному побережью. К сожалению, никто из CBS на концерт не пришёл. Тогда Гэрсио организовал другое выступление, и опять никто из компании не появился.
Зато появился некто другой. Однажды группа вернулась в свою гримёрку после концерта, где их ждал никто иной как Джими Хендрикс со своим барабанщиком Митчем Митчеллом. Мы слушали пластинки Джими Are You Experienced?, Axis: Bold As Love, Electric Ladyland ещё до того, как приехали в Калифорнию. На Джими была одна из его знаменитых шляп, он был одет в малиновую рубашку с оборками и разноцветные штаны.
“Вы классные парни!” – сказал он, закуривая сигарету. “Вы мне нравитесь, чуваки.” Терри испытывал особенное благоговение в присутствии Джими: ” Я слушал твои пластинки все эти годы,” – сказал он Джими. – “Ты оказал на меня огромнейшее влияние.” В общем, между нашими группами произошло полюбовное братание. Я не знаю, чего я ожидал, но Джими оказался чрезвычайно скромным и вежливым человеком.После того вечера он стал регулярно посещать нас в клубе “Виски”. Он также упоминал Chicago Transit Authority в каждом своём интервью журналам или радио, призывая людей посещать наши концерты. И как будто этого было мало, Джими никогда не забывал упомянуть, какой “крышесносящий” по его мнению гитарист Терри.”
У Гэрсио заканчивались деньги. И в это время, очень кстати, Columbia предложила ему продюсировать второй альбом группы Blood, Sweat & Tears, игравшей джаз-рок. Помимо возможности заработать денег, Гэрсио увидел в этом шанс укрепить свои отношения с Columbia, чтобы протолкнуть им наконец свою группу Chicago Transit Authority. На всякий случай, Гэрсио решил посоветоваться со своими музыкантами, браться ли ему за продюсирование другой группы.
“Джимми позвонил мне и попросил узнать у остальных парней, хорошо ли это будет, если он возьмется продюсировать второй альбом Blood, Sweat & Tears,” – вспоминает Паразайдер. “Я ему говорю: конечно, а что тут такого? Там же тоже трубы.” А он говорит: “Сказать тебе по правде, я ни разу не записывал группу, целиком играющую с трубами. Я записывал когда требуется вставить трубу там или тут. Для меня это будет хороший шанс поучиться, как записывать трубы.” Он действительно не врал, что не умел писать трубы, потому что даже после опыта с Blood, Sweat & Tears, мы долго искали свой звук на записи. Потому что мы звучим совсем не так, как Blood, Sweat & Tears. Если взять их и нас, обе группы обычно называют джаз-рок группы. Но есть большая разница. Blood, Sweat & Tears – это джаз-рок группа, а мы – рок-н-рольная группа с дудками.”
Хотя у Гэрсио, по договоренности, была еще одна возможность показать группу для подписания контракта, он не стал больше рисковать, а сделал демозапись и, набравшись авторитета после продюсирования Blood, Sweat & Tears, отдал запись руководству Columbia, и наконец президент фирмы Клайв Дэвис принял решение заключить с группой контракт. После семи месяцев пребывания в Калифорнии, спустя почти два года после первого сбора на дому у Паразайдера и многолетней практики каждого из музыкантов, Chicago Transit Authority получили шанс показать миру, на что они способны.
Приехав в Нью-Йорк в январе 1969-го на запись альбома, группа столкнулась с двумя неожиданными проблемами. Первая заключалась в том, что спродюсированный Гэрсио альбом Blood, Sweat & Tears (он так и назывался), выйдя в продажу, провалился. Это позже альбом стал суперпопулярным, и аж два года спустя после выпуска – в 1970-м получил премию Грэмми как Альбом Года. Но в 1969-м его никто не покупал. Поэтому Гэрсио урезали деньги на его следующий проект и соответственно ограничили студийное время. Группе дали пять дней на общую запись и пять дней – на наложения.
Вторая проблема заключалась в том, что группа никогда не работала в студии. “Мы приехали, начали записывать Chicago Transit Authority и обнаружили, что мало разбираемся в том, что мы делаем,” – рассказывает Уолт Паразайдер. “Я только записывал в Чикаго пару раз музыку для рекламы, но это было совсем другое дело. Первой мы писали “Does Anybody Really Know What Time It Is?” Мы пытались записаться всей группой, живьём за раз. Ну как можно записать семь играющих вместе парней? Я помню стоял посредине той комнаты и не смотрел никому в глаза, боясь, что вытолкаю кого-то или вытолкают меня. Это была безумная ситуация. Потом мы сообразили, что надо писать сначала ритм-секцию, потом – трубы – так мы и записывали потом кучу альбомов.”
Когда группа разобралась, наконец, с техникой записи, выяснилось что накопленный и отрепетированный материал не вмещается на одну пластинку, которая по тогдашним стандартам не должна была превышать 35 минут. Материала группы было более чем достаточно для двойного альбома. Им было что сказать. В конце 1969-го рок-музыка обрела серьёзность, о которой даже нельзя было помыслить несколько лет назад. Известные двойные альбомы уже выпустили в 1968 году Боб Дилан Blonde on Blondе, Битлз (одноименный The Beatles, известный как “Белый альбом” ), Джими Хендрикс Electric Ladyland.
Администрация фирмы Columbia, естественно, отнеслась скептически к такой идее. Ни одна начинающая группа или исполнитель ещё не делали дебют сразу с двойного альбома. Такие альбомы были дороже в производстве, отсюда дороже в продаже, а покупатель, как известно, не спешит тратить деньги на никому неизвестного исполнителя. Columbia согласилась выпустить двойной альбом только при условии, что группа согласится, если им урежут авторские гонорары. Группа согласилась.
Альбом Chicago Transit Authority представляет собой временной сосуд, в котором законсервировались многочисленные музыкальные направления, популярные в конце 1960-х, приготовленные в уникальном соусе Chicago. Здесь ощущаются влияния классики, джаза, R&B и поп-музыки, встречаются буквальные цитаты из Битлз и Хендрикса.
Роли в группе распределялись таким образом. Клавишник Роберт Ламм, гитарист Терри Кат и басист Питер Сетера были главными вокалистами. Джеймс Панкоу, Ли Лафнейн, Уолтер Паразайдер исполняли все духовые – медные и деревянные, а Дэнни Серафин стучал на ударных. Ламм, Кат и Панкоу были главными композиторами группы.
Терри Кат был настолько искусен как гитарист, что поклонником его игры стал сам Джими Хендрикс. В отличие от Хендрикса, широко применявшего эффекты “фузз” и “вау-вау”, Терри Кат не пользовался никакими педалями, предпочитая импровизировать на чистом звуке и записывая соло обычно с первого дубля. Как указано на конверте альбома в примечании к песне “”Free Form Guitar” исполнена на гитаре Fender Stratocaster через усилитель Showman без каких-либо электронных “примочек” и эффектов с целью добиться наиболее честного актуального звучания.” “Free Form Guitar” считается песней-предвестницей будущего жанра нойз-мьюзик.
Вышедший в апреле 1969 года Chicago Transit Authority (в народе получивший сокращение CTA) обрёл невероятную популярность, поднявшись на 17-ое место в США и на 9-ое – в Соединенном Королевстве. Для полного коммерческого успеха не хватало синглов с альбома, потому что, как все серьёзные музыкальные коллективы, Chicago с самого начала показали себя альбомно-ориентированной группой. Хотя такие вещи как “Does Anybody Really Know What Time It Is?”, “Beginnings”, “Questions 67 and 68” были всё-таки выпущены на синглах в 1970-71 годах и даже попадали в “горячую десятку”. Сам альбом продержался в чартах несколько лет подряд (171 неделю), поддерживаемый успехом последующих выходивших в свет альбомов группы. Получившее развитие в то время FM-радио подхватило альбом в свою ротацию, особенно его полюбили крутить всевозможные колледжные и университетские радиостанции.
Когда группа двинулась в турне в поддержку альбому, против нее стало судиться за название настоящее Чикагское Управление городского транспорта. Во избежание проблем, группа сократила своё название до Chicago. К декабрю 1969-го Chicago Transit Authority, без поддержки какого-либо сингла, стал золотым, а Chicago – знаменитой группой. Это изменило их жизнь.
“Мечта жизни – иметь хитовую пластинку,” – говорит Паразайдер. “Это было удивительно, потому что мы были близкими друзьями, прошли через все эти мытарства, оставив родной город, уехали в Лос Анджелес, оставив свои семьи, играли на удачу. За это время мы по-настоящему сплотились, удерживая собственные эго в узде. Я думаю, одним парням в группе было труднее свыкнуться с успехом, чем другим. Я не думаю, что когда мы собрались за моим кухонным столом в феврале 1967-го, среди нас был кто-то, кто считал, что наша цель стать знаменитостями. Одно здорово помогло нам пережить это бремя – то, что мы были безликим коллективом, скрывающимся за логотипом.”
И действительно, общий логотип Chicago и их безликость сильно помогли им придерживаться стиля конца 1960-х, в котором коллективные усилия ценились больше, чем индивидуальные эго. Обратный пример тому был разваливавшаяся на глазах группа индивидуалистов The Beatles.

(album)

3 thoughts on “..50 лет альбому chicago”

  1. Игорь Филин says:

    Потрясающий дебют и лучший альбом у Chicago!!

  2. Александр Нестерович says:

    был у меня такой винил.купил на деньги сэкономленные на школьных обедах)))запилил до сплошного хрипа,практически все партии помню наизусть по сю пору).

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *